«Врачи думали я не выживу»: после страшной травмы волгодонец не опустил руки и решил помогать активной молодежи

Житель Волгодонска Павел Калмыков рассказал о сильной детской травме, которая перевернула его жизнь, и как он мечтает взять шествие над неблагополучными подростками.

Житель Волгодонска Павел Калмыков рассказал о сильной детской травме, которая перевернула его жизнь, и как он мечтает взять шествие над неблагополучными подростками.

Кого-то травмы делают слабее — человек замыкается в себе, теряет смысл в жизни и не стремится что-то поменять. Но есть те, кого это делает сильнее. Пример тому — волгодонец Павел Калмыков. Пока врачи думали, что маленький Павел не выживет после сильнейшей травмы, он выкарабкался и полностью изменил свою жизнь. Сейчас он посвящает себя тому, чтобы воспитывать правильно молодое поколение. С помощью неравнодушных горожан он создал спортивную площадку на набережной в квартале В-9, организовали курсы первой помощи для подростков. А еще Павел мечтает взять шествие над неблагополучными подростками, чтобы те изменили свое видение на жизнь.

В рубрике «Лица города» Павел Калмыков рассказал о своем детстве, о работе промышленным альпинистом и о планах на будущее.

Расскажите, где и когда вы родились?

Я родился в Волгодонске в 1989 году. На краю города — в квартале В-8 в коммуналке. Потом через год мы переехали на В-9, где получили квартиру. Родители мои родом не из Волгодонска. Папа из станицы Маркинская, а мама из Морозовска.

Каким ребенком вы были в детстве?

Беспокойным. Всегда какие-то свои занятия придумывал, и в детском садике, и в школе. Занятия, отличающиеся от общего направления, скажем так.


Какие-то увлечения были в детстве?

На выпускном в садике каждому выпускнику давали характеристику. Так вот мне сказали, что я — фантазер. Я всегда придумывал всякие истории, рассказывал их про какие-то свои планы. А позже увлекся физкультурой и спортом. Тогда мне казалось, что меня вынудили заниматься спортом. Так как им занимался мой старший брат. Но потом я увлекся, и стал активнее им заниматься.

Каким именно спортом вы занялись?

Мой брат занимался кикбоксингом и, соответственно, я занимался им тоже. Он в разные секции ходил, я сейчас не припомню. И дома тренировал меня перед школой.


И сколько лет вам было?

Где-то с 8 до 13. А еще борьбой занимался в школе. Тренером и преподавателем по физкультуре был Сергей Алексеевич. Раньше поддерживал с ним общение, а потом он переехал и мы связь потеряли.

В школьное время каким вы были учеником?

Я не был усидчивым. До третьего класса я учился в школе №24, в математическом классе, и иногда у меня бывали успехи. Например, когда мы изучали уравнения, которые некоторые ребята начинают изучать позже, а мы, как математический класс — раньше. Так вот, задали два уравнения одно большое и сложное, так скажем, со звездочкой, и было легкое, маленькое. Нам сказали решать любое. Я взялся решать сложное, решил. И тогда выяснилось, что решил Витя Дремов, а это парень из известной семьи математиков. И дочь учительницы по математике. Мы втроем решили его правильно. Мама долго мне это вспоминала, когда я учился уже гораздо хуже.


А что пошло не так в учебе?

Я потерял интерес. То есть, я не понимал, зачем это нужно, а мне это важно. Важно понимать, для чего я делаю то, или ино е.

А на что был направлен ваш интерес, кем вы хотели стать?

В то время я со старшим братом смотрел боевики, и соответственно, хотел стать таким же. Я помню фильм Арнольда Шварценеггера.


Куда вы поступили после школы?

После школы поступил в 105 лицей. Там один год проучился и в дальнейшем поступил в НПИ. Сейчас он МИФИ, по специальности промышленное и гражданское строительство. Я не мог определиться с тем, чем хочу заниматься. Прислушивался советов, что это дело всегда нужное и здесь можно хорошо зарабатывать. Впоследствии я работал по специальности немного производителем строительно-монтажных работ. Это было в Москве на реконструкции парка. А потом я занялся промышленным альпинизмом. До этого, уже имея опыт в этом деле.

Можете рассказать вообще об этой деятельности, где набрались опыта?

Там, где я жил, в моем дворе на Мира, 93 старшие ребята занимались в «Пилигриме». После теракта в 1999 году тренер их собрал на ремонт домов, и они начали работать, как промышленные альпинисты. Я, соответственно, знал об этом, смотрел на них с восхищением. В 10 классе мой старший брат, который был примером для меня, спустили с дома на веревках. Я самостоятельно спустился. Я был в восторге, потому что высоту я любил. В детстве всегда залазил куда-нибудь повыше.


Не страшно было?

Страшно было слазить, туда лезть тянул азарт. Потом помню, долго бывало, что сидел и не мог решиться спускаться. Сам я в «Пилигриме» не занимался. Но какое-то время помогал некоторым ребятам, как подсобный рабочий. На самом деле, я не мог полноценно в это дело влиться, потому что у меня была травма с 13 лет, но впоследствии все равно я влился, ворвался в это дело и достиг некоторых успехов.

Каких успехов?

Я начинал это дело, можно сказать, как помощник. Потом начал самостоятельно работать. Как-то взял объем работ на «Москва-Сити» и позвал работать на этот объект своих товарищей. В принципе, благодаря им я и вошел в это дело. Благодаря им я и взял этот объект.


А что у вас была за травма?

В 13 лет, как я говорил ранее, я был очень активным и лестничные пролеты я всегда перепрыгивал. В один из дней, возвращаясь домой, поздно вечером, перепрыгивая пролеты, я упал. Получается на нескольких этажах не было света. Перепрыгнул на этот раз я неудачно и врезался в перила. Влетел ногой в перила. Так как фантазия у меня была развита сильно, мне в тот момент, в кромешной темноте показалось, будто меня кто-то схватил. Я так сильно попытался вырваться, что нога, зажатая в перила, пошла на излом, и я получил удар в область тазобедренного сустава. Я выкарабкался. Было это в первом подъезде, а жил я в пятом. Я буквально полз домой. Еще помню момент, возле второго подъезда были ребята, и я не мог позволить себе показаться в таком виде. Встал, прошел уверенно. Пришел домой, никому ничего не сказал, думал, что это несерьезно. Ну а на утро в школу уже не пошел. В травмпункте снимки показали, что повреждений сильных нет. Да, есть ушиб, но он пройдет. Якобы, надо расхаживать и разрабатывать.

Но, к сожалению, этот самый ушиб вызвал воспалительный процесс в суставе, который было не видно. И вся та нагрузка и разрабатывания делали только хуже. Дошло до такой степени, что у меня пошло гноение, а гной начал попадать в кровь.

Мне очень резко стало плохо. Попал в больницу. В больнице провели обследование, которое показало скопление жидкости в легких, в сердце шумы какие-то. Состояние мое было тяжелым. Несколько дней я пролежал в палате, а после меня перевели в реанимацию.

Получается, что все те симптомы были из-за заражения крови. Начали лечить эти симптомы, а очаг то был в ноге. Я даже врачам говорил, что нога болит. А в ответ слышал: «родной, ты умираешь, что с тобой?». Такая пневмония не могла развиться за короткое время, все это — упущенное время. Мне потом сказали, что врачи не думали, что я выживу. Я практически даже не спал все это время, а обезболивающие мне кололи, только чтобы сделать процедуру. Потому что малейшее мое движение вызывало неимоверную боль.

Слава Богу, прогноз врачей не сработал, я выжил. Тогда они направили меня в Ростов-на-Дону. Они не отправляли сразу, так как думали, что туда я не доеду. В ростовской больнице я сразу попал в реанимацию. Моим врачом стала Татьяна Михайловна Житняк, у которой была точно такая же травма в детстве. Она была единственной, кто испытывал оптимизм насчет моего состояния. Она сказала, что мы тебя вылечим. Хотя, помню, в Ростове медсестра была верующая и принесла мне молитву, сказав: «Молись».

И сколько это все продолжалось?

Получается, это в начале учебного года случилось. Первый раз выписали меня домой к концу года, а потом периодически еще ложился в больницу. Так как сустав разрушен, его необходимо было срастить. Движения вызывали такие болевые ощущения, что я даже спать толком не мог.

Не самое приятное время. Сустав мне срастили в течение года. Также накладывали гипс на всю ногу. Принимал препараты кальция.

В 21 год я сделал операцию по протезированию тазобедренного сустава. То есть, вырезали старую, поставили искусственную, такое сейчас часто делают пожилым. Не скажу, что я стал полноценно бегать. Но несмотря на это я чувствовал себя неполноценным, и мне хотелось как-то реализоваться физически, потому что я был очень активным в детстве, и у меня было физическое превосходство. А тут я чувствовал свою ущербность. Я хотел как-то реализоваться. То, что я попал в альпинизм — стечение обстоятельств.


И как вы попали в альпинизм?

В детстве я общался с ребятами, которым эти занимаются, был наслышан о данной работе. А тут живя в Москве мне выпала возможность себя в этом попробовать. Я втянулся, начал покупать снаряжения. И пробыл в этой сфере около семи лет.

Почему вы ушли?

В конце позапрошлого года у меня был сложный объект, я ему посвятил очень много времени и сил. Работа была по ночам, мы украшали к Новому году торговый центр в Москве. И я внезапно заболел. Это была просто простуда, по крайней мере по симптомам. Я принимал таблетки от простуды, и начал чувствовать, что она отступает. Как-то проснулся, уже ни малейшего намека на болезнь, поехал по магазинам и вернулся домой, чтобы поспать перед ночной сменой. Во сне мне снились кошмары, а проснувшись, я почувствовал боль в ноге. В том же самом месте. Я понял, что не могу наступить.

Пришлось все равно поехать на работу, сдать дела. Потом вернулся домой, убрался, собрался и вызвал «скорую». Только с третьей попытки вызвать скорую меня отвезли в больницу, они тоже не могли понять, в чем причина. Первое, что мне сказали, что компоненты сустава разболтались. Он неустойчив и, соответственно, от этого боль и высокая температура. В больнице я пролежал несколько недель. Операция требовала квоту, а они, исходя из своих полномочий, сделать ничего не могли. Лечили только антибиотиками, которые практически не помогали.

В течение года я занимался этой проблемой. В Волгодонске мне очень помог Эльшан Мамедович, который разрезал, чуть почистил, посоветовал врачей в Ростове-на-Дону. Там я оформил квоту, и мне удалили старый протез. Поставили временный с антибиотиками. Чтобы я начал полноценно ходить без костылей, мне нужно сделать новую операцию. Сейчас я как раз нахожусь в стадии оформления квоты.

Кстати, интересная закономерность. Все эти события со мной преследует число 13. В 13 лет это все началось, когда я ехал на операцию, то мне досталось 13-е место в поезде, попал в 13-е отделение. Через 13 лет, 13 ноября, это все собственно и произошло во второй раз. В Москве меня положили в 13 палату. Для меня число 13 — как конец старого этапа.


Чем вы стали заниматься после того, как ушли из альпинизма?

Мне предложили попробовать стать дистрибьютором. Мой знакомый занимается производством автомобильных масел. И когда я обзванивал старых знакомых, то наткнулся на друга, у которого свой таксопарк. В общем, я решил тоже попробовать этим заняться, и открыть таксопарк.

Расскажите про спорт в своей жизни.

Спорт в моей жизни с детства. Как я уже говорил, меня тренировал мой старший брат. Сначала мне это не особо нравилось, но потом я втянулся. Такой момент, в детстве я был очень худой и надо мной всегда пытались издеваться и прикалываться товарищи. Но моя внешность была обманчива, несмотря на худощавость, я был сильным.


Я считаю, что есть люди недолюбленные, а есть не добуллинговые. Буллинг стимулирует стать сильнее. К сожалению, я сам стал жертвой буллинга в детстве. Но мои обидчики сразу же получали по заслугам.

В моем районе ребята всегда занимались спортом и я это видел, меня это восхищало. После травмы я хотел заниматься, но мне было тяжело.

Но я все равно занялся физкультурой. В соревнованиях участия не принимал, но для здоровья занимался. Стал подбирать друзей по интересам, спортсменов и тех, кто ведет здоровый образ жизни. Для меня спорт это подтягивания, отжимания. Везде, где я живу, рано или поздно образовывается спортивный зал.


Как пришла идея создания площадки?

Я долго не был дома весной, потому что в моей работе весна — сезон высотных работ. Как-то приехал все-таки весной домой и когда ездил по городу, увидел, что в тех местах, где раньше были спортивные площадки, все убрали. Заехал на набережную в квартале В-9, помня, что там тоже были спортивные тренажеры. Однако и их убрали. Я решил поставить тренажеры там. Некоторые у меня уже были, а некоторые мне помогли создать друзья. Все для того, чтобы можно было заниматься спортом глядя на красивые пейзаж.

Ближе к лету я уехал в Москву, купил себе велосипед и открыл для себя район Филевской Поймы. Там я нашел несколько спортивных площадок и домик для людей, занимающихся моржеванием. Это было идеальное место для меня, я туда очень часто ездил. Со временем познакомился с создателем одной из площадок и домика для «моржей». Он рассказал мне, как они это все создавали. И я вспомнил о своих турниках и брусьях на В-9, решил создать там такое же. Я подумал, было бы здорово сделать и у нас зону для моржевания.

На следующий год я уже вынуждено оказался в Волгодонске. Я уже был с костылями, когда собирали тренажеры. Я намеревался продолжить создание площадки. Что-то мне подарили, что-то сварили.

Часто говорили, что тренажеры украдут. Но, нет. Все на месте, все целое. Единственное, что забирали, это камни. Ребятишки их сбрасывали в воду.

Часто там занимаются?

Довольно часто. Там и профессиональные спортсмены, и просто любители, как я. Я очень рад видеть молодежь, которая тянется к спорту и здоровому образу жизни. Мне бы еще хотелось добавить туда тренажеров и создать лестницу для моржевания.


Не было ли мысли уехать из Волгодонска навсегда?

Я люблю Волгодонск. Я пожил в Москве — это не самый удобный город. В Волгодонске есть нечто родное, здесь родные и близкие. За 10 минут можно проехать часть города.

Как вы любите проводить время?

Я часто встречаюсь с друзьями. Читаю, развиваюсь в своей деятельности.


Какие планы на будущее?

Я хочу все-таки быть в Волгодонске, жить здесь, заниматься благотворительностью, строить площадки спортивные не только у нас в городе, но и в других городах.

Мы, кстати, начали заниматься тренингами первой помощи, хотелось бы и это направление развивать.


Главный конструктор Александр Борисович - подполковник МЧС на пенсии. Он нас вдохновляет, очень интересно и ярко рассказывает. Мы провели два мероприятия для молодежи. Сейчас у нас первоначальная цель для активной молодежи провести тренинги. Они больше как ознакомительные. То есть мы показываем, как провести сердечно-легочную реанимации, как вообще действовать, когда ты идешь и видишь, что человек лежит, нуждается в какой-то помощи.


Инна Еремеева

Последние новости

Команда волгодонских медиков заняла первое место в спортивном фестивале «Бодрость и здоровье»

Команда волгодонских медиков заняла первое место в спортивном фестивале «Бодрость и здоровье» С 24 по 26 мая на базе отдыха «Донская Волна» в городе Волгодонске,

Миллиард рублей выделят на ремонт М-4 в Ростовской области

Почти миллиард рублей получит Автодор на ремонт трассы М-4 и обустройство нового платника в Ростовской области.

Почему мэр Геленджика отменил знаменитый карнавал

Те, кто бывал в начале сезона в Геленджике, знают, какое это яркое зрелище.

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *